ХОТИТЕ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ, УЗНАЙТЕ БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ ЗДЕСЬ

Остерман-толстой, Александр Иванович

 

ОСТЕРМАН-ТОЛСТОЙ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ - (1770 г. (по другим данным 1772 г.) - 11 февраля 1857, Женева) граф, генерал от инфантерии (1817), герой Отечественной войны 1812 года, прославленный полководец. Брат-основатель Ложи "Соединенных друзей", член петербургской Ложи "Сфинкс" и Ложи шотландского устава в Марселе, имел высшие масонские степени.

Александр Иванович Толстой родился в семье генерала Ивана Матвеевича Толстого, мать которого была дочерью графа А. И. Остермана — дипломата, сподвижника Петра Великого. Дед по отцовской линии — генерал-аншеф М. А. Толстой, по материнской линии — генерал-поручик И. А. Бибиков. Екатерина II дозволила молодому Толстому в 1796 году принять титул, фамилию и герб рода графов Остерманов от его бездетных двоюродных дедов — Фёдора и Ивана Остермана.

А. И. Толстого по обычаям того времени с самого раннего возраста записали на военную службу в лейб-гвардии Преображенский полк. К 14-летнему возрасту он за выслугой лет числился прапорщиком. Боевую службу начал с 1788 года в войне против турок, состоял в армии князя Потемкина. Участвовал в 1790 году под командованием Суворова в штурме Измаила, награждён за отличие орденом Св. Георгия 4-го кл. С 1793 года служил в Бугском егерском корпусе, сформированном М. И. Кутузовым — мужем его тётки Екатерины Ильиничны Бибиковой.

В феврале 1798 года Остерман-Толстой, приняв к тому времени графский титул и фамилию Остерман, произведен в генерал-майоры в возрасте 28 лет и назначен шефом Шлиссельбургского мушкетерского полка. Павел I недолюбливал приближённых Потёмкина. Уже через 2 месяца Остерман-Толстой принуждён был оставить военную службу и перейти на гражданскую с чином действительного статского советника. Вернулся в армию после смерти Павла. С началом войн против Наполеона в 1805 году — в гуще боевых действий. В 1806 году произведён в генерал-лейтенанты.

 

27 января (8 февраля) 1807 года участвовал в сражении при Прейсиш-Эйлау. Командуя 2-й дивизией и всем левым флангом русской армии, он сумел сдержать удар на его позиции корпуса Даву и стал по сути спасителем всей армии. Весной того же года на территории Пруссии развернулись военные действия против корпуса маршала Нея, который стремился отрезать русских от Кёнигсберга. 24 мая авангард Багратиона, куда входила дивизия Остермана-Толстого, принял удар превосходящего в числе неприятеля. В этом бою Остерман был ранен в ногу пулей навылет. В октябре 1810 года Остерман, измученный раной, добился отставки с правом ношения мундира, но сразу же вернулся в строй с началом Отечественной войны 1812 года.

Во время войны он командовал 4-м пехотным корпусом в 1-й Западной армии Барклая-де-Толли, отличился под Островно и при Бородино. В Бородинском сражении Остерман-Толстой участвовал в боях на батарее Раевского, был контужен, но через несколько дней вернулся в строй.

Барклай-де-Толии говорил про Александра Ивановича: «…Примером своим ободрял подчиненные ему войска так, что ни жестокий перекрестный огонь неприятельской артиллерии, ни нападения неприятельской конницы не могли их поколебать, и удержали место своё до окончания сражения»

Граф знаменит своими словами, сказанными им в бою под Островно: "Яростно гремела неприятельская артиллерия и вырывала целые ряды храбрых полков русских. Трудно было перевозить наши пушки, заряды расстрелялись, они смолкли. Спрашивают графа: «Что делать?» «Ничего, — отвечает он, — стоять и умирать!»"

Ф.Н. Глинка описывал Остерамана-Толстого так: «...Это был мужчина сухощавый, с темными, несколько кудреватыми волосами, с орлиным носом, с темно-голубыми глазами, в которых мелькала задумчивость, чаще рассеянность. Осанка и приёмы обличали в нем человека высшей аристократии, но в одежде был он небрежен, лошадь имел простую. Он носил в сражении очки, в руке держал нагайку; бурка или шинель свешивалась с плеча его. Отвага не раз увлекала его за пределы всякого благоразумия. Часто, видя отстающего солдата, он замахивался нагайкою, солдат на него оглядывался, и что ж?.. Оказывалось, что он понукал вперед французского стрелка!. Обманутый зрением, привычною рассеянностию, а еще более врожденною запальчивостию, он миновал своих и заезжал в линию стрелков французских, хозяйничая у неприятеля, как дома».

В кампанию 1813 года Остерман-Толстой прославил своё имя 17 августа в блестящем бою под Кульмом, где получил осколочное ранение от ядра. На соболезнования он ответил «Быть раненому за Отечество весьма приятно, а что касается левой руки, то у меня остается правая, которая мне нужна для крестного знамения, знака веры в Бога, на коего полагаю всю мою надежду».

Победа при Кульме закрыла наполеоновским войскам путь в Богемию, народ Чехии преподнёс герою сражения подарок. В Государственном Историческом музее хранится кубок, поднесённый «храброму Остерману от чешских женщин в память о Кульме 17 августа 1813 года», и мундир, в котором был Остерман-Толстой в момент ранения.

Остерман вернулся в Петербург в начале 1814 года и сразу же был назначен генерал-адъютантом Александра I. В этом качестве находился до самой смерти императора. В 1816 году назначен командиром Гренадерского корпуса. В августе 1817 года получает чин генерала-от-инфантерии, но его здоровье после тяжёлых ран было настолько подорвано, что он в этом же году освобождается от командования корпусом и увольняется в бессрочный отпуск, хотя продолжает числиться на военной службе.

В начале 1820-х годов Остерман-Толстой жил в Петербурге в своем доме на Английской набережной. Во время подавления восстания декабристов в 1825 году некоторые восставшие офицеры (Д. Завалишин, Н. Бестужев и В. Кюхельбекер) укрылись в доме Остермана-Толстого на Английской набережной. В числе декабристов оказались родственники Остермана; он хлопотал за смягчение наказания для них, но безуспешно.

После вступления на престол Николая I Остерман-Толстой уехал в Италию, не поладив с новым императором. В 1828 году Остерман предлагал ему свои услуги на время турецкой кампании, но приглашения не последовало.

Остерман поселился в Женеве. Его кабинет украшали портреты Александра I и боевых товарищей. Они служили ему живым напоминанием славного прошлого.

30 января (11 февраля) 1857 года года Остерман-Толстой умер в Женеве в возрасте 86 лет. В мае того же года его тело отправлено в родовое имение, село Красное Рязанской губернии Сапожковского уезда и там перезахоронено в Троицкой церкви. В 1863 году право наследования фамилии, титула и майората Остерманов «по высочайшему утверждению» получил сын В. М. Голицына — Мстислав, который стал именоваться «князь Голицын граф Остерман».

В память о том, что знаменитый герой Отечественной войны 1812 года когда-то покоился в женевской земле, 16 февраля 2006 года по инициативе российских дипломатов на кладбище Пти-Саконне в Женеве была открыта мемориальная доска. В 2011 году к 250-летию Троицкой церкви села Красного Сапожковского района Рязанской области перед входом в храм прикрепили доску, где перечислены представители российской ветви Остерманов, захороненные в усыпальнице, включая Остермана-Толстого.