ХОТИТЕ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ, УЗНАЙТЕ БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ ЗДЕСЬ

Плещеев, Сергей Иванович

ПЛЕЩЕЕВ, СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ (1752 – 23 января (4 февраля) 1802) - генерал-адъютант, вице-адмирал, действительный тайный советник. Член Ложи "Озирис", один из видных русских мартинистов.

 

Принадлежал к старинному дворянскому роду Мешковых-Плещеевых. В 1759 Плещеев был записан рядовым в Измайловский полк, в 1765 был командирован в Англию для прохождения морской практики. В 1765–1770 ежегодно плавал на кораблях английского флота у берегов Сев. Америки. 30 июля 1769 был произведен в лейтенанты. В 1770 Плещеев на корабле «Св. Георгий Победоносец» отправился в Средиземное море; весь 1771 был на нем в крейсерстве в районе Архипелага. В 1772 служил на корабле «Ростислав», совершавшем рейсы между Архипелагом и Ливорно.

В конце 1772 по приказу А. Г. Орлова посетил Сирию и Палестину, сопровождая посла египетского паши Алибея. В 1773 возвратился из Ливорно в Петербург. По возвращении Плещеев сразу же принялся за изучение русского языка, который он совершенно забыл за время восьмилетнего пребывания за границей; впоследствии Плещеев, по свидетельству его жены, все свои сочинения писал сначала на английском языке и лишь затем переводил их на русский. В 1773 на фрегате «Быстрый» плавал от Кронштадта до Любека. Командуя фрегатом «Св. Марк», плавал с придворными яхтами между Петербургом и Петергофом.

В 1775 был командирован в Константинополь как член посольства при Н. В. Репнине; в том же году произвел опись и промер Дарданелльского пролива до Константинополя, а в 1776 произвел опись Синопа и Трапезунда, после чего прибыл в Таганрог, откуда возвратился в Петербург; по возвращении представил в Гидрографический департамент «Известия о турецком флоте».

В 1777 Плещеев был послан в Швецию для изучения организации «корабельного, галерного и армейского флотов» в ее портах. 21 сентября 1781 был назначен состоять при цесаревиче Павле Петровиче. Имеются свидетельства о том, что он был помощником Н. И. Панина в воспитании цесаревича и знакомил последнего с рус. литературой. Плещеев снискал большое расположение как Павла Петровича, так и Марии Федоровны, которой он преподавал географию России; находился в свите в сентябре 1781 во время их заграничного путешествия.

Еще до поездки за границу Плещеев был ревностным масоном, и есть известие, что русских с мартинизмом впервые познакомил Плещеев (Барсков. Переписка масонов (1915). С. XXV). Имеется и др. точка зрения: Плещеев не был среди первых членов Дружеского ученого общества, он был принят в него за границей при содействии И. Г. Шварца (Лонгинов. Новиков и мартинисты (1867). С. 159) и там же увлек в масонство Павла Петровича (см.: Engel Z. Geschichte Illuminaten Ordens. Berlin, 1906. S. 193). По возвращений в Россию в нояб. 1782 Плещеев указом Екатерины II был удален из Петербурга – ему ставились в вину натянутые отношения с Г. А. Потемкиным и принадлежность к масонству. Все это время совместно с Г. Г. Кушелевым Плещеев командовал флотилией на Гатчинских прудах. 29 июня 1787 Плещеев заведовал иллюминацией парка в Павловске по случаю именин цесаревича и фейерверком в Гатчине 20 сентября 1787 по случаю его дня рождения. В 1787–1788 командовал кораблем «Азия». В 1788 был отправлен в южную Францию с поручением, касавшимся, по всей вероятности, действий русской эскадры в Архипелаге. По пути, в Страсбурге, П. встретился с Сен-Мартеном и Тиманом, в Лионе – с Миллермозом и Милане. В Авиньоне Плещеев вступил в члены братства «Народ Божий», членами которого являлись Н. В. Репнин, П. И. Озеров-Дерябин, А. А. и М. А. Ленивцевы. По приезде в Россию прекратил с братством какие-либо отношения. Весною 1790 вернулся в Петербург из Москвы, куда он ездил для свидания с отцом. При посредстве Пещеева, Павел Петрович сблизился с кружком Новикова начиная с 1787. Из-за интриг графа Ф. В. Ростопчина начиная с октября 1790 Екатерина II стала относиться к Плещееву крайне неблагосклонно. Около 1792, при содействии И. В. Лопухина, был принят в орден розенкрейцеров. В записке Ф. В. Ростопчина Екатерине II утверждалось, что Плещеев является агентом мартинистов при Павле Петровиче, который «слепо ему во всем доверился». Во время следствия над Н. И. Новиковым С. И. Шешковский особо задавал вопросы о принадлежности Плещеева к масонству; Екатерина II крайне интересовалась перепиской Плещеева и Павла Петровича с Новиковым, И. В. Лопухин рассматривал установленное за ним А. А. Прозоровским наблюдение как следствие своей дружбы с Плещеевым. В 1790, по просьбе Марии Федоровны, занимался улаживанием недоразумений, возникших между ней и Павлом Петровичем из-за слухов о Е. И. Нелидовой. Особое значение в это время приобрела переписка Плещеева с Марией Федоровной. Екатерина II воспользовалась этой перепиской для его удаления от двора цесаревича: по ее приказу Ф. В. Ростопчин распространил клеветнические слухи об отношениях Марии Федоровны и Плещеева. С мая 1794 жил в Москве в собственном доме на Новой Басманной. Мнение большинства современников о причинах удаления Плещеева выразил оклеветавший его Ф. В. Ростопчин в письме к С. Р. Воронцову от 28 мая 1794: «Хороший, достойный человек был удален от двора великого князя по подозрению в искренней привязанности к великой княгине».

В 1796, после достигнутого примирения между Марией Федоровной и Нелидовой, был возвращен в Павловск. Сразу же по возвращении к малому двору была сыграна свадьба Плещеева с фрейлиной Н. Ф. Веригиной. Плещеев присутствовал 5 ноября 1796 при кончине Екатерины II. 7 ноября 1796 был назначен адъютантом Павла I. 4 декабря 1796 именным указом Плещееву было пожаловано 2000 душ крестьян.

9 января 1797 был произведен в вице-адмиралы и назначен состоять при особе его величества. Благодаря хлопотам Плещеева был отпущен на свободу Новиков и уволен с должности московского губернатора и сослан в деревню А. А. Прозоровский.

Через Плещеева И. В. Лопухин подал Павлу I письмо об отмене или уменьшении телесных наказаний. Лопухин высоко отзывался о Плещееве: «Христианские добродетели, примерное благородство души и редкие дарования ума Плещеева известны всем, знавшим его беспристрастно» (Лопухин И. В. Зап. Лондон, 1860. С. 57–67, 79–80).

После сближения с Ф. В. Ростопчиным и А. А. Аракчеевым Павел I совершенно охладел к Плещееву: 28 июля 1798 благодаря интригам П. В. Лопухина он был отставлен от службы. Сразу же удалился в Москву, где был очень дружен с А. П. Оболенским, в имении которого с. Троицком Подольского у. он часто бывал (см.: Рус. арх. 1877. № 3. С. 311); не порывал он и связи со своими старыми друзьями – через Ф. П. Лубяновского переписывался с А. А. и В. И. Кошелевыми в Дрездене (см.: Рус. арх. 1872. № 3. С. 467). П. помогал Марии Федоровне в ее благотворительной деятельности, в частности был опекуном Демидовского коммерч. уч-ща (Сб. мат-лов для истории СПб. Коммерч. уч-ща. СПб., 1889. Отд. 3. С. 53–54); Александр I предложил Плещееву высокую должность, но тот уехал за границу, где и скончался. Значительное состояние унаследовала жена; обширная библиотека Плещеева перешла к его племянникам и влилась в родовую библиотеку Гагариных. В 1773 вышла книга Плещеева «Дневные записки путешествия из архипелагского, России принадлежащего, острова Пароса в Сирию и к достопамятным местам, в пределах Иерусалима находящимся. С краткою историею Алибеевых завоеваний» (посв. А. Г. Орлову), представляющая собой обработанные для печати путевые воспоминания вице-адмирала. Книга была напечатана за счет близкого друга П., В. Г. Рубана. В предисловии Плещеев писал, что «положил себе за правило и упражнение примечать деяния сотоварищей...». Занимательная фабула, живой язык, вставные эпизоды, сходные по сюжету с новеллами итальянского Возрождения, принесли книге большой успех. В 1778 в Риге был напечатан сделанный Б. Ф. Арндтом перевод ее на нем. язык. Можно предположить, что под влиянием П. Н. И. Новиков издал в 1789 выполненный А. А. Алексеевым перевод «Истории о возмущение Али-бея против Оттоманской Порты...» С. Люзиньяна. Зная намерение В. Г. Рубана посетить Константинополь, Плещеев перевел для него с английского языка книгу Ф. Кальверта «Путешествие английского лорда Балтимура из Константинополя через Румелию, Болгарию, Молдавию, Польшу, Германию и Францию в Лондон», представляющую собой дневные записки за май – сентябрь 1764 с описанием маршрута от Каменец-Подольска до Константинополя, и отправив перевод из Константинополя вместе с письмом от 14 марта 1776 В. Г. Рубану. Последний напечатал его в 1776, добавив к нему письмо Плещеева и собственное стихотворение «Благодарение Сергею Ивановичу Плещееву за сообщение сей книжки, 31 июля 1776». В 1778 Рубан напечатал книгу вторым изданием, добавив «Тракт от Москвы до Перекопа в Крым для пользы российских гонцов». 29 октября 1776 Плещеев вступил в число членов Вольного российского собрания при Моск. университете; им была переведена с французского языка без указания автора речь Ж.-Д. Д’Аламбера «Защищение учения, читанное в Французской академии, в публичном заседании 13 апреля 1761 года».

По возвращении из-за границы в 1783 за свой счет отпечатал «Начертание путешествия <...> Павла Петровича и <...> Марии Федоровны <...> с частным и общим перечнями всего путешествия, предпринятого в 1781 и оконченного в 1782 году». Издание существует в двух видах, различающихся по наличию гравюр.

Имеются сведения о том, что впоследствии Плещеев издал карту к этой книге. В 1781 для занятий с Марией Федоровной Плещеев составил учебник по географии России «Обозрение Российской империи в нынешнем ее новоустроенном состоянии». Аргументация излагаемых положений подкреплялась в книге статистическими сведениями. В области экономической географии Плещеев выступил последователем М. В. Ломоносова и своих друзей по Вольному российскому собранию Н. И. Новикова и П. И. Рычкова (см.: Отеч. экономико-географы XVIII–XX вв. М., 1957. С. 99–103).

5-е издание было дополнено «Показанием новоприсоединенных к России от Порты Оттоманской и от Речи Посполитой областей». Вместе с каждым экземпляром книги покупателю выдавалась также генеральная карта Российской империи. Подтверждением популярности книги стало печатание 3-го издания (1790) И. И. Глазуновым. По свидетельству современника, «немногие статистические сочинения столь много читаны были, как сие; это служит доказательством, что оно было по вкусу публике» (Герман К. С. Ист. обозрение литературы статистики... СПб., 1817. С. 70).