ХОТИТЕ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ, УЗНАЙТЕ БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ ЗДЕСЬ

Ханыков, Петр Иванович

 

ХАНЫКОВ, ПЕТР ИВАНОВИЧ - (14 декабря 1743 - 10 декабря 1813) - адмирал, командующий Каспийской флотилией (1783-1785), главный командир Кронштадтского порта. Член Ложи Нептуна.

 

Ханыков происходил из старинного дворянского рода, который брал своё начало в XIV веке от выехавшего из Золотой орды в Россию Салах-мира, правнук которого получил прозвище "Ханык". В 16-летнем возрасте, в 1759 году, П.И. Ханыков поступил кадетом в Петербургский Морской корпус, а уже в следующем году был произведён в чин гардемарина. В 1760-1762 годах П.И. Ханыков совершил несколько морских кампаний на Балтийском море, участвовал в Кольбергской экспедиции, причём при взятии Кольберга в 1761 году был отмечен похвалой "за ратное рвение и отвагу". Вскоре, 6 мая 1762 года молодого моряка произвели в мичманы, а 31 октября послали волонтёром в Англию для получения морской практики. В 1762-1765 годах на военных судах английского королевского флота он ходил из Англии в Северную Америку и Испанию, а 7 сентября 1765 года вернулся в Россию. 29 апреля 1766 года П.И. Ханыков был произведён в поручики "за бытность в разных частях света", после этого на адмиралтейском фрегате "Александр" он ходил между Петербургом и Кронштадтом.

Вернувшись в Россию, в 1767-1769 годах П.И. Ханыков ежегодно находился в кампаниях на Балтике, затем в качестве офицера корабля "Три Святителя" был переведён на Средиземное море. Летом 1770 года он крейсировал у берегов Эгейского моря, участвовал в Морейской операции. На корабле "Святослав" П.И. Ханыков принял участие в Чесменском сражении (24-26 июня 1770 года) и блокаде Дарданелл. Позднее, в 1770-1773 годах, на корабле "Ростислав" П.И. Ханыков вновь курсировал у берегов Греции до Дарданелл, а в 1773 году на корабле "Победа" участвовал в десанте под крепостью Чесма, за что был награждён орденом св. Георгия 4-й степени. В октябре 1773 года Ханыков прибыл из Ливорно в Санкт-Петербург, после чего снова отправился на Средиземное море с эскадрой контр-адмирала С.К. Грейга и в 1774 году плавал между Ливорно и Эгейским архипелагом. В 1775 году, командуя фрегатом "Унгария", П.И. Ханыков вышел из Ливорно, чтобы проследовать в Россию, но был вынужден провести зиму в Портсмуте и лишь в 1776 году вернулся в Кронштадт. 26 апреля Петра Ханыкова произвели в капитан-лейтенанты. Он командовал тем же фрегатом у Красной Горки в эскадре Самуила Грейга.

В 1777 году П.И. Ханыков находился на императорской яхте при императрице Екатерине II, 7 января 1778 года был произведён в капитаны 2-го ранга. В том же году он командовал 66-пушечным кораблём "Твёрдый" при переходе из Архангельска в Кронштадт с гардемаринами. 22 сентября 1779 года, командуя 32-пушечным фрегатом "Наталия", Ханыков после семидневного шторма потерпел крушение в Немецком море, у острова Шкеленг. Затем, в 1780 году, командуя кораблём "Иезекииль", на эскадре Палибина ходил из Кронштадта к берегам Португалии, вернулся в конце 1780 года и 1 января 1781 года был произведён в капитаны 1-го ранга. В 1782 году Ханыков плавал из Ревеля в Кронштадт и обратно для пробы фрегатов "Святой Марк" и "Проворный".

6 апреля 1783 года капитана 1-го ранга П.И. Ханыкова назначили командующим Каспийской флотилией, которая готовилась к войне с Персией. Два года он оставался на Каспии, до тех пор, пока 21 апреля 1785 года его произвели в капитаны бригадирского ранга и вернули на Балтику. В 1786 году П.И. Ханыков был назначен командиром только что построенного 100-пушечного корабля "Саратов"; на этом мощном корабле он прослужил до 1789 года. 22 сентября 1787 года Ханыкова произвели в капитаны генерал-майорского ранга, а 14 апреля 1789 года – в контр-адмиралы.

Осенью 1788 года, когда встал вопрос о том, кому командовать Копенгагенской эскадрой, адмирал С.К. Грейг предложил произвести в контр-адмиралы и назначить в Копенгаген Петра Ханыкова. Однако императрица предпочла более известного Т.Г. Козлянинова. Ханыкову возможность отличиться представилась только через год. 2 мая 1790 года, имея брейд-вымпел на корабле "Св. Елена", Ханыков участвовал в Ревельском сражении и был удостоен ордена Св. Владимира 2-й степени; 22 июня, командуя северным отрядом из трёх фрегатов, он участвовал в Выборгском сражении, за которое 6 июля получил в награду орден Св. Георгия 3-й степени и золотую шпагу с надписью "За храбрость".

В этом бою первый удар шведского флота принял контр-адмирал И.А. Повалишин, который свои корабли расположил так, что неприятелю пришлось идти как по огненному коридору. Затем шведы столкнулись с фрегатами контр-адмирала Ханыкова между островом Пейсар и банкой Пассалода. Бой недёшево стоил и русским, которые не могли участвовать в преследовании уходящего противника.

В 1791 году П.И. Ханыков командовал эскадрой из пяти кораблей и пяти фрегатов. Произведённый 2 сентября 1793 года в вице-адмиралы, он служил на флоте под началом адмирала В.Я. Чичагова, крейсируя от Кронштадта до бухты Киеге. 5 декабря 1793 года его назначили главным командиром Балтийского гребного флота без исключения из корабельного.

В 1795 году, командуя эскадрой из 12 кораблей и 8 фрегатов, вице-адмирал Ханыков плавал у берегов Англии, в 1796 году с эскадрой вернулся в Кронштадт, в 1797 году командовал эскадрой во флоте под флагом Павла I и был награждён орденом Св. Анны I степени. В 1797 году Павел I назначил Ханыкова командующим императорской эскадрой из лучших кораблей и команд Балтийского флота. 10 февраля 1798 года Адмиралтейств-коллегия назначила вице-адмирала Ханыкова вместе с контр-адмиралом Вальянтом и другими моряками в специальную комиссию для рассмотрения штатного положения о запасных вещах в кампанию.

30 января 1799 года император Павел I приказал числить П.И. Ханыкова вице-адмиралом белого флага в эскадре адмирала Круза. Когда адмирал скончался, 9 мая 1799 года Павел I произвёл Ханыкова в адмиралы белого флага. Он командовал всем флотом Балтийского моря.

11 февраля 1800 года Кушелев направил в Адмиралтейств-коллегию записку о снаряжении 12 кораблей из Ревеля и Кронштадта под командованием Ханыкова. 19 июня эскадра из 8 кораблей и 4 фрегатов снялась с Кронштадтского рейда, чтобы идти к Красной Горке. Туда же пришла ревельская эскадра контр-адмирала Кроуна. 3 июля на эскадру прибыл император. Он был доволен увиденным и пожаловал адмирала командорским орденом Св. Иоанна Иерусалимского с бриллиантами. В тот же день последовал указ о немедленном разоружении в портах эскадры Ханыкова. Адмирал отправил Кроуна в Ревель, а сам вернулся в Кронштадт. Однако уже 10 августа был подписан новый высочайший указ о снаряжении 25 кораблей под командованием адмирала Ханыкова. События были связаны с ухудшением англо-русских отношений: узнав о задержании англичанами нескольких коммерческих судов, конвоируемых датским фрегатом, Павел I воспринял этот случай как оскорбление союзного датского флага, приказал наложить эмбарго на британские суда запрет на все английские конторы и капиталы в России, а английского консула Стефена Шарпа выслать из страны. Император повелел также арестовать торговые суда Великобритании в русских портах. 26 августа Ханыков докладывал, что в гавани Кронштадта находится 33 и на рейде 4 английских судна, и просил разрешения свезти с арестованных судов 426 моряков на берег. Катера "Диспач" и "Нептун" были высланы в крейсерство.

1 сентября командир катера "Диспач" донёс Ханыкову, что встретил западнее Гогланда английский люгер "Резолюшн", на котором с письмами к императору России прибыл консул Шарп, и проводил его до порта. К этому времени английская эскадра уже была в датских проливах. Удовлетворение Англией требований Дании привело к отмене мер против британской торговли. 11 сентября Адмиралтейств-коллегия слушала высочайшее повеление разоружить флот и направить указы командующим, в том числе и командующему гребным флотом адмиралу Ханыкову. Однако когда англичане взяли Мальту 23 августа 1800 года и не поторопились ответить на требование высадить на острове русский корпус, 22 ноября были вновь арестованы товары и суда британских подданных в России. В ноябре последовал указ Ханыкову принять с арестованных судов товары, необходимые для адмиралтейства, и разгрузить их силами моряков. 6 декабря записка, подготовленная Кушелевым, гласила: "Адмиралу Ханыкову быть в Кронштадтском порте главным командиром, поручая при том ему возобновление прибрежных тамо батарей и прочих укреплений, и самую оборону Кронштадта, на том же основании, как то поручено было покойному адмиралу де Рибасу".

Пока длилась зима, прусские войска готовились занять Ганновер, датские взяли Гамбург, Любек и конфисковали английские товары, а в России снаряжали оставшиеся корабли. Так как Дания и Швеция, вопреки настояниям Павла I, не закрыли проливы, в марте 1801 года английская эскадра (11 линейных кораблей, 30 фрегатов) под командованием Паркера и Нельсона подошла к Копенгагену и, держа под обстрелом город, заставила датчан подписать перемирие. Вступление британского флота на Балтику создало угрозу Швеции и России.

Смерть Павла I 12 марта 1801 года ещё не полностью устранила опасность нападения английского флота. На подступах к Кронштадту продолжались оборонительные работы. В апреле 1801 года Ханыков доносил, что нет смысла ставить 4 больших корабля и 2 фрегата на мелководном северном фарватере у Котлина, и рекомендовал установить два корабля на южном фарватере между Купеческой гаванью и Кроншлотом. Император согласился с его мнением. С конца апреля до начала мая суда кронштадтской эскадры занимали позиции на фарватерах и начали манёвры. 24 апреля провели с новых укреплений пробные стрельбы. В Кронштадт пришла ревельская эскадра. Но войны не было.

15 мая на рейд Кронштадта прибыл фрегат "Лагона" с британским послом Геленсом и консулом Шарпом. Вечером посол был в доме Ханыкова, собираясь ехать в Санкт-Петербург. Начались переговоры. 17 июня прибыл английский катер "Курьер" с депешами для посла. От его команды стало известно, что британской эскадрой на Балтике командует уже не Нельсон вернувшийся больным в Англию, а вице-адмирал Поль. 20 июня английский фрегат ушёл в море. Англо-русские переговоры благополучно завершились. Уже 17 июня император приказал разоружить кронштадтские корабли, стоявшие на фарватерах. Ревельская эскадра возвращалась в Ревель.

Новый главный командир Кронштадтского порта адмирал Ханыков сразу же занялся благоустройством Кронштадта. 8 августа 1801 года Адмиралтейств-коллегия рассмотрела его рапорт о необходимых исправлениях в городе и предложила представить сметы и планы работ на 1801 год. Уже 26 августа коллегия заслушала сразу три рапорта Ханыкова с представленными сметами, описаниями и планами. Адмирал оставался одновременно главным директором штурманского училища балтийских флотов. Так, 18 сентября 1803 года коллегия слушала предложение П.В. Чичагова послать в Англию 12 лучших учеников штурманского училища и постановила обратиться к директору училища Ханыкову, чтобы тот отправил отобранных к капитан-командору Грейгу.

В том же 1803 году П.И. Ханыков выступил с предложением о создании в Кронштадте постоянного штата полиции, причём адмирал лично составил и представил министру внутренних дел сразу три проекта городской полиции

В списке флагманов от 29 июня 1804 года П.И. Ханыков указан адмиралом белого флага. 13 июля 1804 года Адмиралтейств-коллегия слушала его рапорт о том, что эскадра Кроуна и другие корабли отправлены в море. Сам Ханыков, занятый административными делами, в море не выходил. Ремонт и перемещение судов, строительные работы стали его основными делами. В 1807 году П.И. Ханыкова за успешную работу наградили орденом Св. Александра Невского, но вскоре счастье изменило адмиралу.

В октябре 1807 года ввиду неприязненных действий английского флота, захватившего датский флот, Александр I объявил о разрыве отношений с Англией. Император потребовал от Швеции закрыть порты для английских судов, а узнав о том, что Швеция заключила с Англией союзный договор, 16 февраля 1808 года объявил войну Швеции. 14 мая 16 линейных кораблей и 20 других судов английского адмирала Сомерса вошли в Гётеборг. В то же время шведский флот из 11 кораблей и 5 фрегатов препятствовал русским перевозкам, тогда как главные силы англичан блокировали датские проливы и гавани Пруссии, Померании и Дании.

В связи с началом англо-русской войны 1807-1812 годов Ханыкову была поручена охрана Петербурга и Кронштадта с моря. Но собрать необходимые силы оказалось нелегко. Лучшие корабли и экипажи уже были отправлены с эскадрами А.С. Грейга и Д.Н. Сенявина на Средиземное море и оказались в руках англичан. Тем не менее Ханыков торопился с подготовкой кораблей. В первой половине июля русская эскадра (9 кораблей, 9 фрегатов, несколько мелких судов) выступила в море и захватила шведский бриг "Фальк". 25 июля она вышла к Гангуту, обеспечивая переход к Аландским островам гребных судов, 10 августа эскадра переместилась к проливу Юнгферзунд, в котором стояли корабли союзников. 13 августа шведско-английская эскадра вышла из пролива и вступила в бой с русскими. Ханыков направился к Балтийскому порту, чтобы укрыться от превосходящего неприятеля, но английский флот начал преследование. На рассвете 14 августа два английских корабля атаковали шедший последним корабль "Всеволод" и нанесли ему значительные повреждения. Ханыков, видя, что корабль находится в трудном положении, повернул эскадру на помощь. В итоге англичан удалось отогнать и корабль "Всеволод" был спасён.

Пострадавший в бою "Всеволод" не мог держаться в строю, и его за эскадрой на буксире повёл фрегат "Полукс". Однако в 6 милях от Балтийского порта буксир лопнул, и командиру корабля Д.В. Рудневу пришлось поставить "Всеволод" на якорь, не имея возможности обогнуть мыс острова Малый Роге. Для буксировки корабля в порт были высланы шлюпки с кораблей эскадры, уже вошедшей в порт. Однако вновь появились два английских корабля, которые разогнали шлюпки и атаковали корабль. Руднев поставил "Всеволод" на мель и вступил в решительный бой. Английские корабли, зашедшие с двух сторон, нанесли большие повреждения, почти вся команда "Всеволода" погибла. Англичане захватили корабль, но не смогли снять с мели и подожгли его, забрав ценности. Утром 15 августа "Всеволод" взорвался. Эскадра Ханыкова не смогла вовремя прийти на помощь.

30 сентября эскадра П.И. Ханыкова вернулась в Кронштадт. Адмирала и трёх командиров кораблей, не пришедших на помощь Рудневу, предали суду. За неисполнение высочайшего предписания Ханыков был в 1809 году признан виновным "в неосмотрительной оплошности, слабости в командовании, медленности и нерешительности, вследствие которых дозволил английским кораблям соединиться со шведскими и, не имея основательных причин, удалился в Балтийский порт, причём потерял корабль "Всеволод", сожжённый англичанами". Считали, что, несмотря на благоприятный ветер, Ханыков промедлил, пока шведы не подвели 10 кораблей и 6 фрегатов, к которым присоединились два английских корабля. Ханыкова приговорили к разжалованию в рядовые на месяц, но приговор не был утверждён. Почти сразу после суда, в 1809 году, П.И. Ханыкова уволили в отставку "без почестей".

Последние годы жизни бывший главный командир Кронштадтского порта тихо провёл в своём доме, избегая появляться в свете. 10 декабря 1813 года адмирал П.И. Ханыков скончался, за 4 дня до своего 70-летия. Похороны адмирала прошли при большом скоплении народа на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Позднее на могиле П.И. Ханыкова установили памятник - высокий гранитный обелиск с эпитафией.