ХОТИТЕ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ, УЗНАЙТЕ БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ ЗДЕСЬ

Храповицкий, Александр Васильевич

ХРАПОВИЦКИЙ, АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ - (7 марта 1749 - 29 декабря 1801) - действительный тайный советник, сенатор, статс-секретарь императрицы Екатерины II, писатель. Досточтимый мастер лож «Немезиды» и «Астрея», член лож «Латоны» и «Муз» (ложа Елагина И.П.). От его имени происходит название Храповицкого моста через Мойку.

 

Отец его, Василий Иванович, был лейб-кампанец, после воцарения Елизаветы Петровны получивший дворянство и умерший в чине генерал-аншефа; мать Храповицкого была дочь известного устроителя Вышневолоцкого канала Сердюкова. Храповицкий был зачислен на службу в 1756 г.; воспитание получил в Сухопутном кадетском корпусе. С самого детства он обнаружил большие способности и любовь к литературе; ребенком он с отцом бывал у Ломоносова и всю жизнь сохранял воспоминания об этих сношениях. В 1762 г. был напечатан его перевод с французского "Похождения Неоптолема, сына Ахиллесова"; в 1766 г. Храповицкий поступил на действительную службу подпоручиком и продолжал заниматься литературою: в 1769 г. А. П. Сумароков в письме на его имя отозвался с большою похвалою о статьях его, присланных в журнал "И то и се"; в то же время Храповицкий преподавал русский язык известному впоследствии А. Н. Радищеву. В 1772 г. Храповицкий был в штате фельдмаршала гр. К. Г. Разумовского генерал-аудитор-лейтенантом; в 1775 г. перешел на службу в Сенат и в качестве секретаря подписал сентенцию о Пугачеве и его сообщниках; с 1776 по 1781 г. был "у генерал-прокурорских дел" сначала секретарем, затем обер-секретарем. В 1781 г., с введением в действие только что учрежденных при Сенате, по плану кн. А. А. Вяземского, экспедиций о государственных доходах и о государственных расходах, был назначен управляющим этою последнею. 1 января 1783 г. Храповицкий был назначен в число статс-секретарей императрицы, или как тогда говорилось, "у принятия челобитен"; другими статс-секретарями во время назначения Храповицкого были Завадовский, Безбородко, Пастухов, Соймонов и Турчанинов. Первые три года Храповицкий не был особенно отличаем императрицею. Но в 1787 г. он сопровождал ее во время путешествия в Крым, вел журнал этого путешествия и с того времени императрица приблизила его к себе. Храповицкий в своих записках только очень редко говорит о своих докладах государыне по челобитьям; императрица давала ему обыкновенно особые поручения самого разнообразного характера. Он был близким советчиком и сотрудником в ее литературных и исторических трудах: исправлял по ее поручению слог в некоторых ее произведениях, составлял для них стихотворные их части, наблюдал за перепискою сочиненного императрицею, подыскивал по ее поручению книги и географические карты для ее работ, просматривал переводы сочинений императрицы на французский язык, составлял для нее собрание камей, отбирал и представлял ей разные антики для приобретения. И. И. Дмитриев был очень высокого мнения о литературном вкусе Храповицкого и его способности к письмоводству сравнивал со способностями Сперанского; следовательно, и тут императрица Екатерина обнаружила свое обыкновенное уменье в выборе людей. Между разговорами и совещаниями преимущественно по вопросам выше перечисленным императрица разговаривала нередко с Храповицким и о разных важных делах политики внешней и внутренней. Он вообще почитался, по-видимому, специалистом в делах финансовых и экономических. Так, императрица неоднократно совещалась с ним о работах и предположениях комиссий, которые действовали довольно долго в начале 1780-х годов по вопросам о запасах в разных губерниях хлеба и соли; впрочем, комиссии эти оказались бессильными выработать мероприятия, которые бы вполне обеспечили для всех местностей империи правильное снабжение их солью и достаточные запасы хлеба. Через руки Храповицкого проходили разные представления императрице от комиссии о строениях, представления и планы о медной монете, и императрица обыкновенно принимала его советы; в 1786 г. он составил Карантинное положение; в 1785 г. с успехом исполнил возложенное на него поручение — расследовать и исправить недостатки в управлении казенною суконною фабрикою в Ямбурге. В 1794 г., вместе с Державиным и Новосильцевым, Х. был назначен к рассмотрению бюджета. В феврале 1789 г. в театральном придворном управлении обнаружены были большие беспорядки и расходы; Х. предложил, чтобы управление театрами поручено было ему и Соймонову; императрица согласилась и приказала Храповицкому рассмотреть все счеты и представить свои соображения, как расплатиться со старыми долгами и как вести далее управление театрами. Но представленная Храповицким и Соймоновым записка очень не понравилась императрице, потому что они просили для расчетов и дальнейшего содержания театров суммы весьма значительной, именно до 135000 руб. единовременно и 280000 руб. ежегодно. Только после многих изменений в этом докладе и с большими сокращениями в составе труппы императрица 3 марта назначила Храповицкого и Соймонова директорами театров. Храповицкий исполнял все свои прежние обязанности при государыне до 2 сентября 1793 г., когда, по случаю празднования мира с Турцией, пожалован был чином тайного советника и сенатором в IV департамент, чем и кончилось его статс-секретарство. В день коронации императора Павла I Храповицкий получил орден св. Анны I ст., 15 сентября 1801 г. возведен в чин действительного тайного советника.

Александр Васильевич сделал быстро свою карьеру. В течение службы он неоднократно получал щедрые награды, доказывавшие, что императрица была им довольна; дважды получил он денежные подарки в 5000 руб., один раз в 1000 руб.; при торжествах по случаю заключения мира со Швецией ему назначено 2000 руб. ежегодной пенсии; неоднократно он получал ценные подарки; при учреждении ордена св. Владимира ему пожалована 2-я степень этого ордена, императрица удостаивала Храповицкого и очень любезных шуток и большой откровенности во многих совершенно интимных делах. Он был дружен с гр. А. М. Мамоновым, с гр. А. А. Безбородко и Завадовским; постоянно ладил с известным камердинером императрицы Зотовым; кн. Потемкин относился к нему очень благосклонно; Державин, Дмитриев, Хвостов, Княжнин высоко ценили его ум, интересный разговор, литературные способности; они охотно обменивались с Храповицким стихотворными посланиями; часть этих посланий и стихотворных шуток Храповицкого напечатана в сборнике "Раут" на 1854 г. Из произведений его, кроме упомянутого уже перевода, известны трагедия "Идамант" и опера "Песнолюбие".

Но не служебная карьера Храповицкого и не его литературная деятельность сохранили до сих пор и навсегда сохранят память о нем: он замечателен как автор в высшей степени драгоценных "Памятных записок". Эти записки напечатаны были сначала с большими пропусками в "Отечественных Записках" Свиньина, в частях VII—XVIII, XX, XXI, XXIV, ХХVII, XXXI и XXXIII; затем, полнее, Н. Геннади в "Чтениях Московского Общества истории и древностей" за 1862 г.; наконец, по подлинной рукописи Н. Барсуковым, отдельно, в 1874 г. "Памятные записки" Храповицкого обнимают период времени с 18 января 1782 г., когда он впервые был представлен императрице и начал понемногу приготовляться к своим будущим обязанностям, до 7 марта 1793 г., когда он вступил в должность сенатора. Главное содержание их составляют заметки автора о том, что говорила и делала императрица; о себе автор говорит крайне редко, о других лицах лишь тогда, когда сообщаемое о них так или иначе касается императрицы. Расположены записки по числам и дням и с внешней стороны остались совершенно необработанными; они нередко изложены в виде отдельных, отрывочных, часто грамматически незаконченных фраз, но от них веет необыкновенною жизненною правдою и замечательною наблюдательностью; если Храповицкий записал даже и не самые характерные слова и замечания императрицы Екатерины, то все-таки он сообщил множество в высшей степени драгоценных наблюдений, которые очень разъясняют нам настроение императрицы в шведскую войну, ее отношение к французской революции и, вообще, всю внутреннюю жизнь императрицы за последний период ее царствования. Многие замечания, которые мы находим у Храповицкого, имеют большое значение для суждения и о предшествовавшем периоде в жизни и деятельности императрицы. Вообще, невозможно верно понять и изобразить эту великую государыню, не изучив внимательно заметок о ней ее наблюдательного и умного статс-секретаря. Как автор "Памятных записок" Храповицкий заслуживает нашей памяти и благодарности.